Выключатель

Пахому вчера исполнилось 35 лет, посиделки в баре с парой лучших друзей и небольшая домашняя вечеринка с бурным ночным финалом (сынишка предусмотрительно был отправлен к бабушке) остались позади. Сегодня уже не Пахом, а Пахом Сергеевич в приподнятом расположении духа ровно в 9 часов утра пришел на работу, перекинулся шутками с коллегами и так лениво, как это всегда бывает в понедельник, начал свой 8-часовой (и пол часа на обед) рабочий день.

С работой Пахому повезло, выбрав набирающую популярность N сферу, он не испытывал проблем с деньгами. О большем особо не думал, равно как и о неизбежных по молодости офисных интрижках. Сейчас главное было воспитать сына. Воспитать достойно настоящим мужчиной. Достойная работа, достойная семья, достойная жизнь – это то, что Пахому приходилось слышать от знакомых и коллег постоянно, то, во что свято верил он сам.

И казалось бы, что может нарушить этот лениво-приятный мерный ход жизни простого честного парня? Но сегодня был особый день. В то время как Пахом, тыкая пальцами по планшету, вспоминал все прелести своей любимой супруги, где-то там далеко кто-то щелкнул выключателем.

Щелк.

Сначала не происходило ровным счетом ничего, но уже к обеду интернет наполнился неприятными новостями, они просачивались, распространялись, набухали, превращаясь в огромный пузырь человеческих эмоций. Сам Пахом новости читать не любил и узнал о трагедии от коллег. Впрочем, до самой трагедии Пахому никакого дела не было, но люди обсуждали ее, и ему приходилось участвовать.

Ближе к вечеру Пахом знал все детали произошедшего и имел свою единственно правильную версию. Еще пару часов, и он расскажет ее жене, а потом забудет, посидит немного за компьютером, пообщается с сыном и пойдет спать. Но…

Щелк.

Неизвестные люди ответили неизвестным людям и тоже нажали на выключатель.

Паника началась как-то сама собой, не успел закончиться один рабочий день, а уже каждый в офисе Пахома Сергеевича знал, что экономические реалии стремительно меняются, N сфере приходит конец, тень увольнения нависла над каждым, и Пахом не был исключением.

Дальше было много всего: ссоры с женой, безуспешная мольба начальства, помощь друзей, которых как-то беда обошла стороной, сопутствующий любому кризису рост цен и обесценивание сбережений. Уже через 3 месяца сына в школе начали дразнить нищим, а о близости с женой оставалось лишь мечтать. Пахом растолстел, перестал бриться, стал нервным и даже позволял себе кричать на сынишку по делу и без оного.

Но всякому кризису приходит конец – Пахом в это верил. Помог один из старых друзей, он выучил новую профессию, не такую престижную, но позволяющую заработать на кусок хлеба. Жена наконец-то заулыбалась и пообещала приготовить сегодня же вечером романтический ужин. Но…

Щелк.

Выключатель щелкнул последний третий раз за этот ужасный год. И беда пришла к Пахому в дом.

Он никогда не мечтал поменять мир, этот честный семьянин, но всегда старался поддерживать власть имущих в их инициативах, просто так, для подстраховки. И никак не мог подумать, что что-то там наверху изменится, и в результате хитрых комбинаций безобидную практически мертвую организацию, в общем-то поддерживающую высоких людей, посчитают опасной. Нет, никто не вызывал его на допрос, не избивал, не угрожал, просто, он как-то незаметно попал в черные списки. Друзья только разводили руками и ничем не могли помочь.

Жена ушла, назвав его предателем, к сыну его не допускали, халтуры еле хватало на жизнь… А еще алкоголь, много алкоголя и вера, что все еще может измениться. Вера до того самого момента, пока выполняя опасную работу, Пахом не лишился ног.

Каким-то немыслим образом он забрался на больничный подоконник, под которым проезжали дорогие лимузины, посмотрел на них тяжелым мутным взглядом, как будто бы обвиняя во всех своих бедах, перевесился вниз и спросил у шумной столичной улицы ровным спокойным голосом:

“Куда ползти? Куда идти?”

Оставить комментарий